Пхеньян. Мавзолей Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Обзорная экскурсия



Сегодня мы совершим первую большую экскурсию по Пхеньяну, а начнём со святая святых – мавзолея товарища Ким Ир Сена и товарища Ким Чен Ира. Мавзолей находится в Кымсусанском дворце, где когда-то работал Ким Ир Сен и который после смерти вождя в 1994 году был превращён в огромный пантеон памяти. После кончины Ким Чен Ира в 2011 году его тело также было помещено в Кымсусанском дворце.


Поход в мавзолей – это священная церемония в жизни любого северокорейского трудящегося. В основном туда ходят организованными группами – целыми организациями, колхозами, воинскими частями, ученическими классами. На входе в пантеон сотни групп с трепетом ожидают своей очереди. Иностранным туристам вход в мавзолей разрешён по четвергам и воскресеньям – гиды также настраивают иностранцев на благоговейно-торжественный лад и предупреждают о необходимости максимально парадно одеться. Наша группа, правда, в большинстве своем проигнорировала это предупреждение – ну нет у нас в путешествии ничего параднее джинсов и рубашки (надо сказать, что в КНДР очень не любят джинсы, считая это «американской одеждой»). Но ничего – пустили, естественно. А вот многие другие иностранцы, которых мы видели в мавзолее (австралийцы, западноевропейцы), играя роль по полной, оделись очень парадно – пышные траурные платья, смокинги с бабочкой…

Внутри мавзолея и на всех подступах к нему нельзя фотографировать – поэтому я попробую просто описать происходящее внутри. Сначала туристы ожидают своей очереди в небольшом павильоне ожидания для иностранцев, затем идут в общую зону, где уже перемешиваются с северокорейскими группами. На входе в сам мавзолей нужно сдавать телефоны и фотоаппараты, очень тщательный досмотр – с собой можно взять только лекарство от сердца, если в парадных залах с вождями вдруг кому-то станет плохо от благоговения. А дальше мы едем на горизонтальном эскалаторе по длинному-предлинному коридору, мраморные стены которого увешаны фотографиями обоих вождей во всём их величии и героизме – перемежаются фотографии разных лет, от молодой революционной поры товарища Ким Ир Сена и до последних лет правления его сына товарища Ким Чен Ира. На одном из почётных мест ближе к концу коридора была замечена фотография Ким Чен Ира в Москве на встрече с тогда ещё весьма моложавым российским президентом, сделанная в 2001, кажется, году. Этот помпезный длинный-предлинный коридор с огромными портретами, по которому минут 10 едет эскалатор, волей-неволей настраивает на какой-то торжественный лад. Даже иностранцев из другого мира настраивает – что уж говорить про трепещущих местных жителей, для которых Ким Ир Сен и Ким Чен Ир – боги.

Изнутри Кымсусанский дворец разделен на две половины – одна посвящена товарищу Ким Ир Сену, другая – товарищу Ким Чен Иру. Огромные мраморные залы в золоте, серебре и драгоценностях, помпезные коридоры. Роскошь и помпезность всего этого описать довольно трудно. Тела вождей лежат в двух огромных полутёмных мраморных залах, на входе в которые ты проходишь через еще одну линию досмотра, где тебя прогоняют через струи воздуха, дабы перед визитом в главные сакральные залы сдуть с простых мира сего последние пылинки. Непосредственно к телам вождей подходят по четыре человека плюс гид – обходим круг и кланяемся. Кланяться в пол нужно, когда ты находишься перед вождем, а также слева и справа - находясь за изголовьем вождя кланяться не нужно. В четверг и воскресенье вперемежку с простыми корейскими трудящимися идут и иностранные группы – интересно наблюдать за реакцией северокорейцев на тела вождей. Все в самых ярких парадных нарядах – крестьяне, рабочие, очень много военных в форме. Почти все женщины плачут и утирают глаза платками, мужчины тоже часто плачут – особенно поражают слёзы молодых худеньких деревенских солдатиков. Со многими в траурных залах происходят истерики… Люди плачут трогательно и искренне – впрочем, они в этом воспитываются с рождения.

После залов, где покоятся тела вождей, группы проходят по другим залам дворца и знакомятся с наградами - один зал посвящен наградам товарища Ким Ир Сена, а другой – наградам товарища Ким Чен Ира. Также показывают личные вещи вождей, их автомобили, а также два знаменитых железнодорожных вагона, в которых колесили по миру Ким Ир Сен и Ким Чен Ир соответственно. Отдельно стоит отметить Зал Слёз – самый помпезный зал, где нация прощалась с вождями.

На обратном пути мы снова минут 10 ехали по этому длинному-предлинному коридору с портретами – так получилось, что нас ехало несколько иностранных групп подряд, а навстречу, по другому эскалатору, к вождям, уже рыдая и нервно теребя платки, ехали одни корейцы – колхозники, рабочие, военные… Перед нами проносились сотни лиц, ехавших на вожделенную встречу к вождям. Это была встреча двух миров – мы смотрели на них, а они на нас. Меня очень поразили эти минуты на эскалаторе. Я чуть нарушил здесь хронологический порядок, поскольку за день до этого мы уже основательно поездили по регионам КНДР и получили о них представление – поэтому приведу здесь то, что написал в путевом блокноте по выходу из мавзолея. «Для них это – Боги. И это идеология страны. При этом в стране нищета, доносы, человек ничто. С учётом того, что в армии служат почти все минимум по 5-7 лет, и солдаты в КНДР вручную выполняют самую сложную работу, в том числе практически 100% национального строительства – то можно сказать, что это рабовладельческий строй, бесплатная рабочая сила. При этом идеология преподносит, что «армия помогает стране, и нам нужна еще более жесткая дисциплина в армии и вообще в стране для движения к светлому будущему»… А страна в среднем на уровне 1950-х годов… Но какие дворцы вождей! Вот как надо зомбировать общество! Ведь они, не зная другого, правда, любят их, они, если нужно, готовы убить за Ким Ир Сена и готовы умереть сами. Конечно это здорово - любить свою Родину, быть патриотом своей страны, можно также хорошо или плохо относиться к тому или иному политическому деятелю. Но то, как всё это происходит здесь – это за гранью понимания современного человека!»

На площади перед Кымсусанским дворцом можно фотографировать – особенно интересно фотографировать людей.

1. Женщины в парадных костюмах идут в мавзолей.



2. Скульптурная композиция у левого флигеля дворца.



3.



4. Групповое фотографирование на фоне мавзолея.



5. Одни фотографируются, другие с нетерпением ждут своей очереди.



6. Я тоже сделал фото на память.



7. Пионерский поклон вождям.



8. Крестьяне в парадных одеждах ждут своей очереди у входа в мавзолей.



9. Военному призыву на 5-7 лет подлежит практически 100% мужского населения КНДР. При этом военнослужащие выполняют не только военные, но и общегражданские работы – повсеместно строят, пашут на волах в полях, работают в колхозах и совхозах. Женщины служат один год и в добровольном порядке – добровольцев, естественно, много.



10. Парадный фасад Кымсусанского дворца.



11. Следующая остановка – мемориал героям борьбы за освобождение от Японии. Сильный дождь…



12.



13.



14. Могилы павших стоят на склоне горы в шахматном порядке – чтобы каждый покоящийся здесь мог видеть с вершины горы Тэсонг панораму Пхеньяна.



15. Центральное место мемориала занимает воспеваемая в КНДР революционерка Ким Чен Сук – первая жена Ким Ир Сена, мать Ким Чен Ира. Ким Чен Сук умерла в 1949 году в возрасте 31 года при вторых родах.



16. После посещения мемориала направимся в пригород Пхеньяна, посёлок Мангёндэ, где родился товарищ Ким Ир Сен и где долгое время вплоть до уже послевоенных лет жили его бабушка с дедушкой. Это одно из самых священных мест в КНДР.



17.



18.



19. С этим смятым при выплавке горшком произошла трагикомичная история – не осознавая всей его святости, один из наших туристов постучал по нему пальцем. А наша гид Ким не успела предупредить, что трогать здесь что-либо категорически запрещено. Один из служащих мемориала заметил это и кому-то позвонил. Через минуту зазвонил телефон уже у нашей Ким – гида вызвали куда-то на проработку. Мы минут сорок гуляли по парку в сопровождении водителя и второго гида, молодого парня, который не говорил по-русски. Когда за Ким стало уж совсем тревожно, она, наконец, появилась – расстроенная и заплаканная. На вопрос, что ей теперь будет, она грустно улыбнулась и тихо-тихо сказала – «Какая разница?»… Так жалко стало её в этот момент…



20. Пока наша гид Ким была на проработке, немного погуляли по парку, окружающему Мангёндэ. На этом мозаичном панно изображён молодой товарищ Ким Ир Сен, покидающий родной дом и уезжающий из страны для борьбы с оккупировавшими Корею японскими милитаристами. А провожают его в родном Мангёндэ бабушка и дедушка.



21. Следующий пункт программы – памятник советским воинам, принимавшим участие в освобождении Кореи от Японии в самом конце Второй Мировой войны.



22.



23. За мемориалом нашим солдатам начинается огромный парк, простирающийся по холмам вдоль реки на несколько километров. В одном из уютных зелёных уголков обнаружился редкий памятник старины – в Пхеньяне немного исторических памятников, поскольку город сильно пострадал во время Корейской войны 1950-1953 годов.



24. С холма открывается прекрасный вид на реку – какими родными кажутся эти широкие проспекты и панельные корпуса многоэтажек. Но как удивительно мало машин!



25. Самый новый мост через реку Тэдонган – последний из пяти мостов, предусмотренных послевоенным генпланом развития Пхеньяна. Он был построен в 1990-е.



26. Неподалёку от вантового моста находится крупнейший в КНДР 150-тысячный Стадион Первого Мая, на котором проходят главные спортивные соревнования и проводится знаменитый праздник Ариран.



27. Еще пару часов назад я вышел из мавзолея слегка на негативе, который усилился после того, как из-за какого-то горшка нашей несчастной сопровождающей устроили головомойку в высших инстанциях. Но стоит погулять по парку, посмотреть на людей – и настроение меняется. В уютном скверике играют дети…



28. Интеллигент средних лет, уединившись воскресным днём в тени, штудирует труды Ким Ир Сена…



29. Ничего не напоминает? :)



30. Сегодня воскресенье – и городской парк полон отдыхающими. Народ играет в волейбол, просто сидит на травке…



31. А жарче всего воскресным днём было на открытой танцплощадке – отрывались как местная молодежь, так и более взрослые корейские трудящиеся. Как залихвацки выделывали они свои причудливые движения!



32.



33. Этот мужичок лучше всех танцевал.



34. Мы минут на 10 тоже присоединились к танцующим – и нас с радостью приняли. Вот так выглядит инопланетный гость на дискотеке в Северной Корее! :)



35. Прогулявшись по парку, вернёмся в центр Пхеньяна. Со смотровой площадки монумента идей Чучхе (помните, который светится в ночи и который я снимал из окна гостиницы) открываются замечательные виды Пхеньяна. Давайте насладимся панорамой! Итак, социалистический город как он есть! :)



36.



37. Многое уже знакомо – вот, например, Центральная библиотека имени товарища Ким Ир Сена.



38.



39. Вантовый мост и стадион.



40.



41. Невероятные впечатления – вполне себе наши советские пейзажи. Высокие дома, широкие улицы и проспекты. Но как мало людей на улицах. И почти нет машин! Как будто благодаря машине времени мы перенеслись лет на 30-40 назад!



42. Достраивающая новая супергостиница для интуристов и высокопоставленных гостей.



43. «Останкинская» башня.



44. Самый комфортабельный пятизвездный отель Пхеньяна – естественно, для иностранцев.



45. А это наша гостиница «Янгакдо» - четыре звезды. Смотрю сейчас – ну до чего напоминает высотку московского проектного института, в котором я работаю! :))))



46. У подножья монументу идей Чучхе установлены скульптурные композиции трудящихся.



47.



48. На 36-й фотографии вы, возможно, заметили интересный памятник. Это Монумент Трудовой Партии Кореи. Доминанта скульптурной композиции – серп, молот и кисть. С серпом и молотом всё более-менее понятно, а кисть в Северной Корее символизирует интеллигенцию.



49.



50. Внутри композиции установлено панно, в центральной части которого показаны «прогрессивные социалистические мировые массы», которые ведут борьбу против «буржуазного марионеточного правительства Южной Кореи» и движут «разрываемые классовой борьбой оккупированные южные территории» к социализму и неизбежному объединению с КНДР.



51. Вот это южнокорейские народные массы.



52. Это прогрессивная интеллигенция Южной Кореи.



53. Это, видимо, эпизод непрекращающейся вооруженной борьбы.



54. Убелённый сединами ветеран и юный пионер.



55. Серп, молот и кисть – колхозница, рабочий и интеллигент.



56. В заключение сегодняшнего поста хочу привести еще некоторые разрозненные фотографии Пхеньяна, сделанные во время перемещения по городу. Фасады, эпизоды, артефакты. Начнём с Пхеньянского вокзала. Кстати, Москву и Пхеньян до сих пор связывает железнодорожное сообщение (как я понимаю, несколько прицепных вагонов к пекинскому поезду). Но вот прокатиться из Москвы в КНДР по железной дороге российские туристы не могут – эти вагоны предназначены только для жителей Северной Кореи, работающих у нас.



57. Типичное городское панно – их очень много в Северной Корее.



58. Чешский трамвай – и простые люди. В КНДР очень хорошие люди – простые, искренние, добрые, приветливые, радушные, гостеприимные. Позднее я посвящу отдельный пост лицам Северной Кореи, которые выхватывал на улицах.



59. Снятый после уроков пионерский галстук развевается на майском ветерке.



60. Ещё один чешский трамвай. Впрочем, трамваи тут все такие вот родные для нашего глаза. :)



61. «Юго-Западная»? «Проспект Вернадского»? «Строгино?» Или всё-таки Пхеньян? :))))



62. А вот это действительно раритетный троллейбус!



63. Чёрная «Волга» на фоне музея Отечественной Освободительной войны. Нашего автопрома в КНДР много – «Волги», военные и гражданские «УАЗы», «семерки», «МАЗы», несколько лет назад КНДР купила у России большую партию «Газелей» и «Приор». Но ими, в отличие от советского автопрома, недовольны.



64. Еще одна фотография «спального» района.



65. На предыдущем фото видна машина-агитатор. Вот здесь она крупнее – такие машины постоянно ездят по городам и весям Северной Кореи, из рупоров с утра до вечера звучат лозунги, речи и призывы, либо просто революционная музыка или марши. Агитационные машины призваны подбадривать трудящийся народ и вдохновлять его на еще более усердный труд во благо светлого будущего.



66. И снова кварталы социалистического города.



67. Простой советский «Маз»…



68. …И трамвай из братской Чехословакии.



69. Заключительные фотографии – Триумфальная Арка в честь победы над Японией.



70. А этот стадион очень напомнил мне наш московский стадион «Динамо». Годах эдак в сороковых, когда он еще был новеньким с иголочки.



Северная Корея оставляет неоднозначные, очень смешанные чувства. И они сопровождают тебя постоянно, пока ты находишься здесь. К прогулкам по Пхеньяну я еще вернусь, а в следующий раз речь пойдёт про путешествие на север страны, в горы Мёхан, где мы посмотрим несколько древних монастырей, побываем в музее подарков товарищу Ким Ир Сену, посетим пещеру Ренмун со сталактитами, сталагмитами и группой военных в одном из подземелий – а также просто посмотрим на непарадную жизнь КНДР за пределами столицы


Автор: uritsk.livejournal.com



Материалы категории


Фотографии путешествий - Южная Америка - Северная Америка - Африка - Евразия - Австралия