Венеция

 

День восемнадцатый, 16 ноября. Продолжение.

Нашел тут в интернете фото Венеции с высоты "птичьего полета". По-моему, здорово!
А мы только что уплыли с Лидо. По дороге решили не возвращаться в центр города, а подробнее исследовать новые незнакомые уголки. На главном острове оставался непокрытым район Кастелло. Вчера по пути к Мурано мы посмотрели на него со стороны воды, однако путеводитель обещал много интересного и внутри района.

Кастелло (Castello), самый большой район Венеции, тянется от моста Риальто на восток. В западной части он под боком у власти и физически, и символически, чему свидетельством и церковь Сан-Дзаккария, по-царски богатая, и гигантский храм Санти-Джованни-э-Паоло, пантеон дожей. Сегодня эта часть Кастелло брезгливо огибает и дублирует Сан-Марко, сданный туристам. Кампо Санта-Мария-Формоза, мир подлинности и здравого смысла, — вот где надо отсиживаться, пока Сан-Марко искусственно кривляется.
В Кастелло Венеция — все еще город, великий своим трудолюбием. Это относится и к центральному Кастелло, где в скромном здании скуолы Скьявони живут тщательно прорисованные картины Карпаччо, и к восточному Кастелло — району традиционно пролетарскому, где главенствует бассейн Арсенала, судоверфи Венеции. Здесь ковалась морская слава республики; ныне это хотя и живописный, но пустырь, в сторожевых башнях нет силы, и слава, нестойкая, как старый аромат, с каждым вашим шагом уносится в лагуну. Туристы здесь почти не бывают. На крайнем востоке, вдали от древностей, обосновались и павильоны Биеннале современного искусства, исполненные крупнейшими архитекторами XX столетия.


Путеводитель стопроцентно прав: буквально на протяжении километра Кастелло меняется до неузнаваемости: от толп туристов, бурлящих в узких улочках рядом с Сан-Марко, до просторных набережных и тенистых, практически безлюдных парков. Нам суждено было пережить все это в обратном порядке, так как по пути с Лидо мы высадились на самом кончике района и двинулись сквозь него к центру. Первым объектом на нашем пути (очень экзотичным для Венеции) был городской сад.

В самой восточной части Кастелло древностей мало — это район нового времени, когда горизонты Венеции расширились. Наполеон прервал летаргию спящей красавицы; но пока она спала, каждый приличный город обзавелся гигиеническим садом с дорожками и духовым оркестром, а у нее всего этого еще не было. Недостаток восполнил в 1807 году Джанантонио Сельва (автор театра Ла Фениче) — так возник Наполеоновский сад, ныне Городской (Giardini). Потом Венеция, уже в составе Италии, снова нагоняла историю: в конце XIX века всякому городу полагалась международная выставка, и часть сада была отдана под Биеннале современного искусства. Как бы далеки вы от него ни были, свободные горизонты (а также редкий в Венеции хлорофилл) потянут вас сюда рано или поздно — издали видно, как тут просторно и хорошо.



Отсюда, с практически крайней точки Кастелло очень удобно наблюдать панораму центральной части города:

Выбираясь из центра, набережная тут превращается в настоящий променад. Пожалуй, это одна из нескольких набережных города пригодных для совершения прогулок, а не толкания с туристами. Подобные позитивные свойства увеличиваются по мере удаления от Сан-Марко.

Рива-дельи-Скьявони (Riva degli Schiavoni), бывший естественный широкий берег, тянется от Дворца дожей до Арсенала.
Название набережной означает «берег славян» или, что по-итальянски то же самое, «берег рабов». Это был центр работорговли, которая при христианстве расцвела пышным цветом. В VII веке в Италии хорошо шли англичане, в IX, когда Венеция включилась в бизнес, — славяне, которых перепродавали солдатами сарацинам или евнухами в гаремы (хотя продажу такого стратегического товара неверным запретили и папа, и император). На этом, пока в x веке славяне не обратились в христианство, Венеция делала свои первые деньги.
Сейчас Рива-дельи-Скьявони — череда отелей, часть из которых знамениты. Это прежде всего Danieli, чей вестибюль видел среди прочих Диккенса, Пруста, Вагнера и Жорж Санд с Альфредом де Мюссе. Другой известный отель — Londra; здесь часто бывал Чайковский, постоянно меняя восторг от Венеции на омерзение и обратно. В декабре 1877 года он остановился на варианте «я безумно влюблен в эту грациозную девушку» (то есть Венецию).


Выйди из парка, попадаем на улицу. Обычную в понимании жителей остального мира, но совсем необычную для Венеции.
Улица Гарибальди (via Garibaldi) – единственная "виа" в Венеции и самая широкая. Проходит она по одному старому каналу, который был засыпан по указу Наполеона. На улице Гарибальди много разных ресторанов, баров, трактиров, дегустационных залов, таверн, кондитерских, благодаря чему эта часть города всегда оживленная и здесь интересно прогуляться туристам. После второй мировой войны этот район был занят американскими войсками, здесь появились первые juke-box и многочисленные уличные оркестры, все это делало район веселым и наполненным толпой с утра до вечера.



Тут тоже не обошлось без приятных моментов для энтузиастов.

Свернув еще больше вглубь района мы достигли стен Арсенала. Не правда ли что-то напоминает? :)

Да, говорят, еще многие годы назад люди сравнивали стены венецианского Арсенала со стенами московского Кремля. Однако подобное совпадение форм является чистой случайностью.
Краткое описание Арсенала я уже давал в одной из частей рассказа. Но стоит, наверное, остановиться чуть подробнее на этом заведении, так как именно оно сыграло самую важную роль в жизни города за всю его историю.

Для крестовых походов, в которых участвовала Венеция, требовались оснащённые боевые корабли, и в 1104 в Венеции был основан Арсенал (итал. Arsenale di Venezia, от араб. дар ас-синаа - мастерская)— комплексное предприятие для постройки и оснащения боевых кораблей, включающий кузницы, судоверфи, оружейные склады и различные мастерские.
У Арсенала было два входа: для рабочих по суше и морские ворота для судов. На территории Арсенала располагались склады пеньки, строительного леса и оружия, а также крытые судоверфи, на которых сооружались до 20 галер длиной до 40 метров.
Расширение театра боевых действий Венеции и войны с Генуей привели к постройке в 1326 второго, нового Арсенала (Arsenale Nuovo, в отличие от Arsenale Vecchio, старого Арсенала), рассчитанного на строительство до 80 галер. Арсенал получил монополию на строительство судов для городской Коммуны, и являлся крупнейшим промышленным предприятием средневековой Европы. Во время войны с Турцией в Арсенале начали отливать пушки, изготавливать порох, а также паруса и такелаж.
После поражения от турок у Неграпонте в 1473 был заложен третий, новейший Арсенал (Arsenale Nuovissimo), который строился до 1570. Новейший Арсенал позволял строить большие суда до 50 метров в длину.
Венецианский Арсенал снабжал материалами два подведомственных ему арсенала на Крите и в Корфу, и производил суда не только для Венеции, но и на заказ. Работники Арсенала получали меньше, чем в частном секторе, а с 1425 года конопатчики Арсенала не имели права работать на частных судоверфях. Однако в XV веке в Арсенал допустили сторонних судостроителей и конопатчиков, не лишая их право работать в других местах.


У Арсенала есть классические врата в стиле триумфальной арки. Военное ведомство оказалось в Венеции смелее гражданского: это самое первое произведение стиля ренессанс в городе (1460), где дожи еще строили себе готику. Ворота были начаты Антонио Гамбелло, в них использованы византийские капители XII века. В 1571 году был добавлен крылатый лев в честь битвы при Лепанто (на книге под его лапами пустая страница, поскольку обычное «Мир тебе» не годилось). Два лысых льва с правой стороны ворот, скорее всего, с греческого острова Делос (где таких действительно много — как не украсть) и относятся к VI веку. Других в 1687-м привез адмирал Франческо Морозини — тоже из Греции. Тогда же были построены и морские врата с двумя башнями.





Уже около Арсенала по резкому увеличению плотности людского потока стало понятно, что до центра города осталось совсем близко. Таким образом, мы закрыли еще одно "белое" пятно на карте - район Кастелло (точнее, самую интересную его часть) нужно было двигаться куда-то дальше. Можно было податься в другой край города - к вокзальному Каннареджо. Однако это претило основной миссии сегодняшнего дня, речь о которой пойдет чуть позже. Кроме того, идти в Каннареджо через самый центр города и мост Риальто было откровенно лень, а карман вот уже второй день "грел" двухсуточный проездной на вапоретто. Решение созрело быстро - сев на очередное судно у Сен-Марко, мы перебрались на другой берег канала Джудекка на одноименный остров.
Я уже говорил выше, что центральные районы Венеции, по сути, мало чем отличаются друг от друга - они плавно перетекают из одного в другой и каких-то четких визуальных границ между ними нет. Однако этого совсем нельзя сказать о соседних островах. Мы уже побывали на Мурано и Лидо, сейчас ступили на землю Джудекки - и все острова оказались совершенно разными.
Если Мурано - музей, а Лидо - курорт и, в общем-то, оба этих острова (ну и, конечно же, центральный) производили приятные и светлые впечатления, то о Джудекке такого сказать нельзя. Мне она показалась чем-то вроде венецианской "изнанки". Ну, это как в одежде: если есть красивая и аккуратная сторона, то где-то совсем рядом есть и грубая и несимпатичная изнанка. В Венеции она находилась буквально в 10 минутах от Сан-Марко. Причем, фасад Джудекки, выходящий на канал, был не менее красивым противоположного венецианского. Но если за венецианским фасадом скрывалось красивое нутро, то фасады Джудекки оказались чем-то вроде декораций, в нескольких метрах за которыми скрывалось запустение.

Джудекка, цепь из восьми островов, в древности называлась Спиналонга («длинная кость»); нынешнее ее название, возможно, указывает на то, что здесь селились иудеи — богатые левантийские купцы, евреи из Константинополя. В XIII веке они получали нечто вроде почетного гражданства Венеции — их ситуация была совсем не похожей на ту, что позднее сложилась в гетто.
В XIX веке на Джудекке оказалось много брошенных монастырей, и они были превращены в тюрьмы и фабрики. Потом и фабрики закрылись — образовались пустыри, которые сейчас активно застраиваются; так что если где-то в Венеции у вас есть шанс увидеть нормальный город с детскими колясками, районными библиотеками, маленькими театрами и галереями, а также вполне приличную современную архитектуру, то именно здесь.


С главного острова это не видно, но пройдя пару сотен метров внутрь острова можно было наблюдать такие вот (вполне родные, кстати :)) пейзажи.



Взяв за ориентир путеводитель, нам удалось найти даже настоящую действующую (!) тюрьму, располагающуюся на острове.

И совсем рядом со всем этим, буквально в сотне метров располагается громада Molino Stucky Hilton. Венеция - это очень необычное место и, исходя из этого факта, венецианские тоже не должны быть обычными. По-моему, Молино-Стаки полностью этому соответствует (фото ниже - не мои :) ).








Но все это мелочи, и приехали сюда мы совсем не за ними. Мы потратили некоторое времени, бегая по набережной в поисках места с лучшим обзором. Самым оптимальным вариантом оказалась точка недалеко от Молино-Стаки - отсюда канал Джудекка был виден в самом лучшем виде.
В назначенные 15:00 ничего не произошло и только десять минут спустя ставший родным белый "Икс", провисевший полтора последних дня над портовым районом, начал двигаться. А еще минут через пятнадцать началось очередное представление. Представление, как всегда, обычное для Венеции, но очень необычное для нас: наш "родной" Celebrity Summit уходил из Венеции в очередной рейс до Барселоны. Потом из Барселоны он пойдет к американским берегам и проработает там весь зимний сезон. Корабль надолго прощался с Венецией, а мы - с ним. Да-да, мы специально приехали на Джудекку именно в это время, чтобы запечатлеть церемонию в наилучшем ракурсе.
По стандартной схеме, в сопровождении двух буксиров лайнер медленно проплывал перед нами...















Эх, в кормовом баре, как всегда, аншлаг... Да, в этом круизе я по-настоящему оценил наличие на корабле кормового общественного помещения с открытой верандой. Да-да, это гораздо интереснее, чем даже носовой обзорный салон :).

Извилины канала Джудекка позволили нашему кораблику напоследок продемонстрировать себя со всех сторон. Красавец, что и говорить:).







И опять правым бочком :).

Вот и все, прощальный кадр...

Несмотря на то, что прошло уже полтора дня, как мы покинули корабль, особенно острая грусть проявилась именно сейчас, когда самые верхние кончики его трубы скрылись за горизонтом. Как-то все сошлось в одну точку: ушел корабль, да и основную часть Венеции мы тоже уже исследовали. Стало очевидно, что вокруг уже нет ничего, что могло бы привнести какие-то новые впечатления. Конечно, это было больше самовнушение, но усталость от отдыха сделала свое - мы ждали чего-то такого, чтобы подвело черту под нашим почти трехнедельным путешествием, и прощание с Summit'ом подходило на роль этой черты, как ничто другое.
В такие минуты обычно появляется желание подвести какой-нибудь итог или сделать небольшой анализ всего произошедшего за последнее время. Общее впечатление, конечно, уже сложилось - путешествие однозначно удалось. Оправдали себя и многодневная предварительная подготовка дома, и принципиальный отказ от экскурсий, и выбор именно этого круиза, корабля, каюты. Все было весьма удачным. График рейса, конечно, тяжеловат, особенно при учете самостоятельного передвижения. Но никакого сожаления это не вызывает, даже наоборот, данная тяжесть была абсолютно в нашем стиле, именно то, что надо.

Cразу после церемонии прощания мы сели в подошедший тут же вапоретто и отправились в другую сторону с целью выбраться с Джудекки в основную часть города.

 

Автор: freemanincruise.livejournal.com



Материалы категории


Фотографии путешествий - Южная Америка - Северная Америка - Африка - Евразия - Австралия